Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(80)

Предыдущая часть
После всех этих происшествий, офицеры по максимуму усилили контроль за личным составом. Постоянно проверяли, кто где находится. Если мне, или Максу, требовалось куда-то отлучиться, мы сперва докладывали об этом Котову, чтобы в случае неожиданной проверки, он придумал благовидный предлог нашему отсутствию. Как-то раз двое солдат из нашей роты ушли в самовол, за сигаретами, никому об этом не сказав. Последствия не заставили себя ждать. Неожиданно на этаж заявился один из штабных офицеров и устроил проверку личного состава. Причём, фамилии солдат зачитывал лично, так что очень быстро выявил отсутствие двух бойцов. Конечно же штабной офицер догадывался, куда делись солдаты, но сильно разозлился. Весь батальон был поднят по тревоге, солдат заставили прочёсывать лагерь, офицеры принялись кричать в мегафон, призывая отсутствующих вернуться в строй. В Купавне воцарилась невообразимая суматоха.
Я с товарищами бродил по лагерю, радуясь возможности провести время на свежем воздухе. Правда, каждые пятнадцать минут надо было идти к командиру роты с докладом, но это не напрягало. Никого искать мы не пытались и никто не пытался. Все понимали, что никто никуда не пропадал, просто курсанты ушли в самовол. Офицеры тоже понимали, но хотели побесить нас. Побесить, прекрасно проведённой парой часов на территории лагеря и валянием на травке в укромном месте... Ну вы поняли, да? Когда валяться надоело, мы даже пошли бродить по лагерю, то и дело натыкаясь на компании таких же "поисковиков". Тогда можно было остановиться и поболтать, поприкалываться.
Как я уже говорил, помимо свиней, на территории Купавны держали ещё и коров. Среди этих коров жил бычара, такой злой, что даже выпустить его из загона, было не просто. Сами пастухи старались пореже с ним общаться. В тот раз, то ли кто-то решил пошутить, то ли случайно так получилось, но злого быка выпустили прямо на территорию лагеря. Тот немного постоял, подумал и скорее всего решил, что пора бы стать комбатом, после чего стал кидаться на каждого, кто попадал в поле зрения. Только чудом зверь никого не покалечил. До сих пор жалею, что он так и бегал в окрестностях фермы и лесополосы, пока его не вернули в загон, вместо того, чтобы выбежать на плац и познакомиться с командованием батальона. Кстати, упомянутое командование, узнав про сбежавшего быка, порядком струхнуло: не хватало ещё, чтобы ко всем дезертирам и покалеченным, добавился кто-нибудь, задавленный, или проткнутый рогом. Поэтому, как только офицеры узнали про зверюгу, всех солдат вернули в казарму.Collapse )

Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(73)

Предыдущая часть
По результатам завидовского собрания, кое-какие средства были найдены. С сигаретами пока проблем не было. На остальное скинулись все вместе и распределили обязанности: рулет покупал Глухов Антон, а майонез - Савченков Олег.
День прошёл быстро, незаметно, без эксцессов. Немного достала писанина и изучение уставов с обязанностями. Так же незаметно и хорошо начался новый день. Рулет на завтрак был доставлен. До обеда всё было замечательно. Когда же рота пришла в столовую на обед, я вдруг увидел, что ни у Котова, ни у Голубева на столе майонеза нет. Не зная, чем это объяснить(ведь договорились вроде с Савченковым), я просто сидел и смотрел, как первый уныло и угрюмо ест обед, а второй даже и не пытается взять в руку ложку. Понятно было, что новых станков и прочей дряни не избежать, но даже не это вызывало самый мощный взрыв эмоций. Я не понимал, по какой из причин Савченков не принёс этот долбанный сливочный соус? Ведь деньги ему были вручены, он сказал, что приобретёт майонез без труда... Да и какой тут может быть труд? Пошёл в "Чипан" (так на солдатском жаргоне называлось солдатское кафе), купил что надо, ну вот вроде и всё. Одним словом, мне интересны были причины, тогда как следствия я ясно себе представлял.
По дороге из столовой в курилку, Котов Саша сблизился со мной и Филоновым, прошептав:
- Ну, уроды, молитесь... - собственно, мы и молились.Collapse )

Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(71)

"...Завтра будет новый маскарад,
Рыцари, турниры, фейерверк и танцы,
Шут наденет красочный наряд,
Будет бегать, прыгать и смеяться.
Пощекочет ножку королю,
Рассмешит принцессу безобразной пляской,
Гаер подражает соловью,
Но скрывает ворона под маской..."
"Шут". Группа "Ляпис Трубецкой".

Часть третья. Жизнь понарошку.
Глава первая. Ростовщик его величества.
Начало

Был прекрасный весенний день, из числа таких, когда всё кругом готовится к цветению. Незаметно возвращается тепло, прилетают птицы, летний ветерок, прорываясь сквозь ставшие привычными холодные будни, будоражит воображение. Такой день хорошо провести на природе, погулять, посозерцать, поесть шашлыка в конце концов. Я ничего не созерцал, ничего не ел и весна на меня практически не действовала. Сидя в душном автобусе-Пазике, с Носиковым на коленях, я наблюдал, как незнакомый солдат открывает ворота, пропуская будущих курсантов на территорию военного лагеря Купавна.
Почему-то жизнь для меня часто оставляет всюду последнее место. Вот и в тот день, завидовцы приехали в Купавну после всех. В лагере царила суета, солдаты распаковывались, раскладывали вещи, расставляли мебель. Снова я увидел ненавистный плац, вышагивая по которому, полгода назад узнал, что такое строевая подготовка. Казарменное здание за прошедшее время ни капли не изменилось. Купавновцы, наше будущее старьё и бруски, держались холодно, сдержанно, строго. В первые дни, на неуставняк нам только намекали, наверно потому, что никто никого не знал. Но намекали хорошо, с душой. К тому времени все уже знали, что рожать в Купавне принято не только на уверенных старых, но и на уверенных брусков. С одной стороны это удивляло, с другой же всё было естественно: старья довольно мало, слонов вообще почти нет и все они в других ротах, в основном вспомогательных, значит остаёмся только мы, курсанты, странные слонообразные пузыри. Кстати, солдат первого полугодия в купавне называли не слонами, а ушами, по кремлёвской традиции.
Я вместе с остальными завидовцами был определён в четвёртый взвод первой учебной роты. По странному стечению обстоятельств, мне предстояло жить на том самом этаже и в том самом кубрике, где я провёл первые двадцать дней службы, так что во время построений, я стоял на взлётке напротив старого знакомого портрета Кутузова, прямо как полгода назад. Было в этом что-то мистическое.
Наш взвод, равно как и все остальные, состоял из четырёх отделений, в каждом из которых было по восемь солдат, принадлежавших к какой-либо из рот Президентского Полка. Отделения возглавляли сержанты-бруски, взвода - старики, заместители командиров взводов, «замки». Вот на этих-то командиров нам и предстояло рожать. В нашем, четвёртом взводе, уверенным считался замкомвзвод, Голубев Саша и командир четвёртого отделения, Котов Саша. Два Саши. В основном мы должны были рожать на них. Кроме того, потребовать что-либо с любого из курсантов мог старшина роты, Зибров Алексей, санинструктор Зайчиков Сергей и химинструктор роты, хорошо знакомый мне с первых дней службы, Бугорков Сергей. Бугоркова, имевшего кличку Буга, похожего на обезьяну со злобной рожей и жилистыми руками, я уже описывал в первой части своего повествования. И это при моём-то положительном отношении к настоящим обезьянам, животным. Встреча с Бугой вызывала самые плохие эмоции. Уж больно хорошо я познакомился с ним полгода назад.
К моему большому сожалению, ни Никишина, ни Чубакова, знакомых мне с первых двадцати дней службы, я в Купавне не встретил. Зато встретил Болдина Дениса, причём прямо в своём новом взводе. В первой части повествования я писал о том, как шесть месяцев назад, Денис одним из первых приехал в учебную роту и считался уверенным настолько, насколько возможно для черепа (напомню, солдат не принявших присягу, называли "черепами"). В те времена Болдин отменно набивал подушки, подметал полы и много чего ещё делал, все относились к нему уважительно, а сам он непомерно гордился. Общаться с Болдиным-черепом было очень сложно, так высокомерен он был. Теперь же я увидел перед собой запуганного, забитого паренька в грязном комке, лихорадочно набивающего кантик на шконке и затравленно озирающегося по сторонам. У меня при встрече с ним возникли смешанные эмоции, если не радость, то что-то положительное: знакомая рожа как-никак. Обратившись же к самому Денису, я встретил с его стороны полное безразличие. Да, он меня узнал, да, он помнит, как учил меня набивать подушки... И больше ничего, никаких рассказов о службе, ни малейшего желания общаться. Collapse )

Еще раз про пенсии и жизнь в России

О.Овчаренко
― А у меня такая мысль появилась — действительно, в какой-то степени это важный
вопрос – улучшится жизнь россиян или ухудшится. Хотя такие соревнования, как
известно, олимпиады и Чемпионаты мира, если окупаются, то окупаются нескоро –
все зависит от того, насколько эффективно потом это будет использоваться, эта
инфраструктура.

Но с другой стороны, может быть, стоит подойти к этому вопросу и с эмоциональной
точки зрения – ну, трудная у нас жизнь, тяжелая, много всяких тяжелых
политических событий, — может быть, Чемпионат мира это такая эмоциональная
отдушина, когда мы не только осознаем то, что мы живем плохо, трудно…


А.Нарышкин
― Твою эмоциональную отдушину на хлеб не намажешь.


М.Ганапольский
― Олег, родной, можно я тебя размажу?


А.Нарышкин
― Ура.



М.Ганапольский
― Ты сказал фразу, над которой сам не задумался. Ты говорить – есть еще
эмоциональная сторона – это правильно. А дальше ты говоришь: «жизнь наша
тяжелая». У меня вопрос – чем тяжелая жизнь в России? Что, в России какие-то
потрясения? Ответь на мой вопрос – чему обычного россиянина тяжелая жизнь, и
какими грустными событиями она наполнена? Ответь.

Collapse )

Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(63)

Предыдущая часть
С Вотчиным я был в то время мало знаком, но Сидорчука знал хорошо и могу с полной уверенностью сказать: вынесение зубов пошло этому майору во благо.
Зубы себе майор Сидорчук вскоре вставил фарфоровые, поэтому через месяц вышел, как ни в чём не бывало. Но поведение его изменилось после потери зубов просто разительно! Он стал настолько обходительным и вежливым с солдатами, насколько позволяло его гнилое нутро. Это была метаморфоза, во всей своей красе и это было круто!
Как выяснилось чуть позже, последствия приезда мамы были даже хуже, чем можно было ожидать, хотя само собой, я нисколько не сожалел о приятно проведённом времени. В конце-концов, какая разница, будет ли чуть хуже, или чуть лучше, если итак сидишь по уши в дерьме? Не так уж и принципиальны эти плюсы и минусы. Дело было в том, что обозлившиеся на меня старики и бруски, потребовали с остальных слонов всё то, чего я им не дал. И конечно же, несмотря на все договорённости, между мной и «роженицами», в мой адрес посыпались, мягко говоря, претензии.
Collapse )

Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(61)

Предыдущая часть Вообще, командование моей роты сильно отличалось от командования четырнадцатой, как ни странно в лучшую сторону. Заступая в суточный наряд, я частенько наблюдал ночами, как дневальные четырнадцатой роты сдвигали в закреплённом за ними учебном классе мебель и покрывали большой участок пола, сперва ватными матрасами в два слоя, а затем одеялами и простынями. Такое сооружение называлось "траходром". Траходром майор Сидорчук использовал, удовлетворяя определённые потребности, для чего приводил женщин лёгкого поведения, всегда в количестве нескольких штук, прямо в располагу, в учебный класс четырнадцатой роты. Случалось сие таинство довольно часто, сопровождалось алкогольным безумием, проявлением которого служила, например стрельба из пневматической винтовки по отрезанной заячьей голове(был однажды именно такой случай, с головой), яблоку, сигаретной пачке, или другой мишени, устанавливаемой прямо на столе дежурных по роте. Дневальному во время таких стрельб приходилось прятаться куда подальше.
Чтобы читателю было понятнее, объясню: стол дежурных устанавливался ночью посередине взлётки, то есть длинного коридора, по обеим сторонам которого находились кубрики пятнадцатой и четырнадцатой рот соответственно, так что стрельба велась непосредственно в сторону спящих солдат. Если бы какой-нибудь воин в это время встал и задумал сбегать в туалет, то запросто мог получить шарик от пневматички в какую-нибудь часть своего туловища. Не знаю даже, наверно таким снарядом никого убить нельзя, но лишить глаза пожалуй всё же можно.Collapse )

Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(60)

Начало...
Потихоньку сумасшествие входило в нашу жизнь. Как раз после завершения истории с Савостиным, оно снова дало о себе знать. Произошло это так… Было в нашем батальоне два дальних, выездных караула, называвшиеся «Бортовое» и «Озёрный». Слонов в эти караулы не ставили, зато пузыри туда ездили постоянно. И вот как-то раз, когда рота вышла из караула, всем сообщили о чрезвычайном происшествии: Федя Мордунов, он же Бомба, один из самых ненавистных для меня пузырей, неся службу в карауле «Озёрный», свихнулся, ни много, ни мало. Сперва никому не рассказывали подробностей случившегося с Бомбой. Свирепый пузырь просто был привезён из караула и после совещания Пестуна с майором Солдатовым, надолго положен в постель. Любой спросивший что-то о его состоянии жестоко наказывался всеми, кто имел право наказывать.
Признаться, когда я узнал, что Мордунов свихнулся, радости моей не было предела. Читателю такая радость может показаться бессердечной, но ведь Федя был самым злобным из пузырей, он всё время долбил всех по почкам и вообще обожал насилие. Как мне было не радоваться возникшей перспективе его возможного исчезновения из роты? Довольно долго Федя провалялся в кровати, всем было велено не подходить к нему. Командиры надеялись, что Бомба отдохнёт и его «отпустит». Признаюсь, мне, как и многим другим, было очень интересно узнать, от чего же именно должно его «отпустить»? Как всегда, тайное вскоре стало явным и все узнали, что в карауле Бомба начал странно себя вести. Он говорил товарищам, будто те совсем не умеют рожать, а умеет один только он. Когда пузыри решили уточнить подробности нового Мордуновского мировоззрения, он рассказал им о множестве, якобы известных ему секретов… Он знает, где расположена секретная автозаправка, с которой можно постоянно воровать бензин и потом продавать его, срубая бабло. Ещё он рассказывал массу небылиц о том, как по ночам он якобы торгует где-то, чем-то ворованным.
Сперва все пузыри решили, что Федя решил особым образом пошутить. Однако вскоре стало понятно, что о шутках речь не идёт. Тогда пузыри доложили обо всём начальнику караула, которым был в тот раз старший сержант Баранов, тупой уверенный старый, о котором я уже немного рассказывал. Баранов и кто-то ещё из старых, решили расспросить Мордунова обо всех этих заправках и ночной торговле. В ходе беседы выяснилось, что Бомба считает не только всех пузырей, но и всех старых убогими придурками, о чём прямо тут рад им сообщить. Когда ему задали вопрос, почему же все, и старые, и пузыри – придурки, тот ответил:
- А как ещё вас назвать? Вы все служите тут и даже не знаете, что и где можно достать, продать… А я знаю… Я всё знаю. И все ваши секреты тоже знаю…Collapse )

Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(56)

Предыдущая часть...
Портит людей армия, превращает армия людей в идиотов. А всё почему? Потому что идиотизм всегда очень заметен, он бросается в глаза. Если в роте из девяноста человек, есть пять идиотов, то как в случае с ложкой дёгтя в бочке мёда, рота автоматически становится идиотской. На самом деле, рота солдат всегда в целом нормальная. Состоит она конечно, как правило не из гениев, но из не слишком злобных, не слишком добрых, не слишком глупых, не слишком умных, одним словом, из обычных людей, на которых обязательно найдутся пять уверенных идиотов. Эти пять идиотов подгонят роту себе под стать, навяжут всем свои правила игры и те ребята, которые могли бы просто служить себе спокойно, «стойко преодолевая тяготы армейской службы», как написано в уставе, начинают вместо этого заниматься различными извращениями, начинают издеваться друг над другом. Идиоты всегда очень циничны, злы, для них нет ничего святого, они всё готовы обгадить. И они требуют такого же цинизма от всех остальных. Вот и получается потом целая рота грубых, циничных идиотов, которые сами толком не знают, почему они такие грубые, тупые и циничные?Collapse )

Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(52)

Предыдущая часть...
Я к описываемому времени уже был хорошо знаком с уверенными и убогими, брусками, пузырями, старыми, одним словом со всеми. Но сталкиваться чаще всего мне приходилось с одними и теми же лицами, которые спали на соседних кроватях, в одном со мной взводе. Схема повседневной жизни была построена так, что слону редко удавалось выйти за пределы своего взвода, я уже писал об этом. Причём, пузыри и бруски часто упрекали нас, слонов, в том, что мы "живём повзводно", то бишь, в плане взаимовыручки и помощи отдаём предпочтение товарищам из своего взвода. Это было неправильно, но слонов винить было не в чем, ведь правила придумывали не мы.
Начавшаяся в роте мини-война за порядок, спровоцированная командованием роты, возложившим основную ответственность за ведение этой "войны" на Пестуна, который в свою очередь перекинул неприятные обязанности на Борщенёва, познакомила меня с некоторыми персонажами из числа брусков и пузырей, коих я до сего момента знал постольку-поскольку. Одним из таких брусков был некто Лёха Шуманов, по кличке "Крот", занявший место Фиксы в списке уверенных, обитавший во втором взводе, где на него активно рожали слоны. Как стало вскорости ясно, этот парень очень переживал за свой недавно обретённый жизненный статус и начав вникать в порядок, рулил ротой с таким усердием и жестокостью, что с ним не мог сравниться ни один из пузырей. При наведении порядка он рулил именно сразу целой ротой, волшебным образом оказываясь одновременно во всех её уголках, так что все слоны то и дело получали от него по башке табуретом, которым пользовались многие, но Крот выделялся из толпы. В его руках избиение табуретом превращалось в искусство, а сам табурет оживал. Табуретным избиением способности Шуманова ограничивались, ибо больше он ничего не знал, не мог и не умел. Даже внешний вид у него был какой-то неопрятный. Collapse )

Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(38)

Предыдущая часть... Теории теориями, но вечером того же дня, в класс пришли Саша Сальников с Федей Мордуновым(Бомбой) и провели вполне реальные практические занятия. Для начала Бомба прочитал всем уже известную мне мораль, на тему «почему нельзя не слушаться пузырей и вгонять их в долги». После этого пузыри как следует прокачали весь класс. Мы долго отжимались, приседали, затем сидели в электроне, потом снова отжимались, снова приседали. Бомба ходил по рядам между парт, с завидным усердием и самоотдачей ударяя своим тяжёлым кулаком по нашим макушкам. Удар у Феди был поставленный, бил он профессионально, так что всем было очень больно и неприятно. В этот вечер я просто возненавидел Мордунова и надо заметить, своим выражением лица и вообще внешним видом, сумел вызвать в нём ответные чувства: мне показалось, как будто свирепый пузырь выделил меня из коллектива и сажал удары с особой любовью. Само собой, соображения насчёт повышенного интереса Мордунова к моему недовольному лицу, могли мне только померещиться. Впрочем, от лица Бомбы тоже мало кто был в восторге, хотя его выражение практически никогда не менялось: широкие скулы, всегда полуприкрытые глаза, приоткрытый рот, отсутствие всякой мимики. Если честно, он напоминал какого-то карикатурного вампира из дешёвого фильма ужасов.
После прокачки, когда пузыри ушли, все мы, закачанные, избитые, расселись по местам. Молчавший и занимавшийся своими делами во время экзекуции, Лаврухин сказал:
- Вы дибилы, вы понимаете это? Портить отношения с пузырями, сейчас, когда по идее и проблем-то никаких быть не должно… А дальше что будет? Что будет тогда, когда начнутся настоящие напряги и проблемы?
Произошедшие события заставили меня с новой силой задуматься о происходящем. Стало ясно, то есть стало ещё яснее чем раньше, что совершенно необходимо выбрать какую-то тактику действий, решать для себя, как жить? Что делать дальше? Рожать, или не рожать, а если всё же рожать, то как сделать это без денег? Collapse )