luden1 (luden1) wrote,
luden1
luden1

Categories:

Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(62)

Предыдущая часть
В таких прекрасных местах, как армия, лучше всего понимаешь реальность. Это такое явление, когда становишься лоб в лоб перед проблемой и нет возможности свернуть куда-то в сторону. Так и в этот раз, мне пришлось объяснять маме, что убогость, это относительное понятие и что меня, хоть горшком назови, как говорится, только в печку не ставь. А что ещё мне было говорить? Ведь я прекрасно знал, что денег у моих родителей слишком мало для того, чтобы удовлетворить неуёмные потребности прожорливых стариков с брусками.
Встреча с мамой была конечно радостным событием. Меня на следующий день после караула отпустили в увольнение и это было круто. Правда, старьё потребовало, чтобы я приволок им кучу всякого барахла, причём реальную кучу. Когда Вася Борщенёв подошёл ко мне, будучи наверно десятым по счёту и попросил дорогой бритвенный станок, я ответил ему:
- Вась, мне уже человек десять заказали гору барахла. Хочешь - убей меня прямо тут, но у моей мамы нет денег даже на треть того барахла. Я не смогу принести тебе станок.
- Да?.. Ну а из брусков тебе кто что заказал?
- Лёха Шуманов - батарейки для плеера и наушники, Якубов - пену для бритья, Шамлинский - носков три пары..
- Ясно, ясно... Короче, всем им - х..й. Я сам им всё доведу. А если кто будет против, то я быстро ему убавлю уверенности. Ну а старьё что заказало? - список, запрошенный старьём, был куда солидней брусковского. Вася посоветовал мне, лучше побольше принести брускам, чем старью. У меня же был более дерзкий план: кинуть всех в их ожиданиях.

Первый день моего свидания с мамой я провёл в небольшом, убогом заведении, называвшемся почему-то гостиницей, но больше напоминавшем ночлежку для бездомных. Впрочем, убогая комнатка показалась мне раем. Думаю, нет особого смысла рассказывать читателю о том, как классно было в тот далёкий день валяться на кровати, пить чай, беседовать с матерью и проводить время за повседневно-приятными и привычными для всех делами. Неприятным моментом было вдруг осознать, что я… проснулся. При этом непонятно было, как я умудрился незаметно для себя уснуть? Обидно было принять тот факт, что три часа драгоценного времени, отпущенного на свидание с мамой, потрачены на пускание пузырей.
- Мам, ну что же ты меня не разбудила? – задал я глупый вопрос.
- Да как же разбудить-то? Ясно же, что ты очень устал, раз спишь на ходу.
Находиться в увольнении разрешалось до шести часов вечера, так что посидев в гостинице некоторое время, пришлось возвращаться в роту. Тоскливее этого, трудно что-то придумать.
В роте все старики с брусками, назаказывавшие кучу разных разностей, тотчас окружили меня, ожидая подарков. Надо ли говорить, что кроме конфет и дешёвого печенья, мне нечего было всем им предложить. Вася тоже спросил:
- Ну что, Воробей, купил мне бритву?
- Нет, Вась, завтра пойдём с мамой в магазин и куплю тебе бритву. А больше никому ничего не куплю, потому что денег нет…
- Слыхал? Похоже тебе придётся обломиться! – со смехом обратился Борщенёв к Якубову. Тот в свою очередь жутко взбесился:
- Что, Воробей, решил на всех х..й забить? То, что я попросил, на это тебе насрать, да?
- Нет, Денис, на это мне не насрать, но денег у мамы нет.
- Да, а на бритву для Васи у тебя деньги нашлись?! – видно было, что Якубову очень обидно и мне совсем скоро придётся несладко. Так и вышло, уже через минуту разъярённый Денис долбил меня табуретом по черепу. Экзекуцию, как ни странно остановил Борщенёв, но не потому вовсе, что ему стало меня жалко не да Бог. Он сказал:
- Смотри, Денис, сейчас не дай Бог набьёшь ему шишку на башке, или ещё что, а ему завтра снова в увал с матерью идти… - этот аргумент быстро вернул Якубова с неба на землю.
Почему из всех брусков и стариков я выбрал именно Борщенёва тем счастливчиком, на кого решено было потратить-таки немного родительских денег? Всё просто: Борщенёв был самым свирепым и самым уверенным из брусков. Лично я боялся этого придурка больше, чем даже любого, самого уверенного старика. На моей памяти был уже один случай, когда Шевченко потерял сознание от удара по башке табуретом. В тот раз Вася чего-то не получил, или недополучил. Я же очень дорожил своими мозгами, поэтому предпочёл именно Борщенёва всем остальным.
Следующий день я снова провёл с мамой в увольнении, а распрощавшись сказал ей, чтобы она не частила с приездами, потому что, во-первых, в связи с выходом в увольнение, старьё слишком много требует, во-вторых, посидеть в гостинице два дня, это всё равно что подразнить себя гражданской жизнью.
Когда мы с мамой вечером второго дня с её приезда, возвращались в батальон, произошла интересная для меня встреча. Именно она то и была связана напрямую с майором Сидорчуком.
Итак, мы с ней не торопясь шли в батальон, настроение было плохим, когда вдруг нас окликнули двое незнакомых парней:
- Здравствуйте, извините, можно вас на секундочку потревожить? – спросил один из парней. Выглядел он нормальным, поэтому я ответил:
- Конечно можно. Давайте, тревожьте.
- Слушай, ты из какой роты? Мы с другом, видишь ли, дембельнулись по осени и сейчас вот приехали сюда. Надо было разобраться кое с чем и кое с кем. Мы с четырнадцатой роты. Меня звать Витькой, а мой друг – Андрей, - второй парень, как бы в подтверждение слов друга, улыбался и кивал головой. На секунду мне подумалось: «надо же, передо мной стоят два недавних старика и оказывается, они обычные люди, с ними можно просто так запросто разговаривать. Интересно, они были уверенными, или убогими?», - подумав так, я сказал:
- Я из пятнашки. Вы осенью уволились, а я призвался. Наверно прикольно приехать сюда свободным, гражданским человеком?
- Ещё бы не прикольно было! Мы вот вчера встретились с Сидорчуком и капитаном Вотчиным(этот капитан был командиром какого-то из взводов четырнадцатой роты), так мило с ними побеседовали!.. – начал объяснять второй парень, тот который Андрей. Витька перебил его:
- Ну да, мы с ними встретились, с каждым по отдельности и теперь два этих, простите пожалуйста, - Витька виновато посмотрел на мою маму, - два этих урода долго будут на больничном. Я посмотрел на маму и понял, что от этих слов она в сильном смятении, видимо ей не слишком понравилось то, что Витька с Андреем отправили кого-то на больничный. Пришлось пояснять:
- Да всё нормально, мам. Это нормальные ребята, а те про кого они говорят, Сидорчук и Вотчин – моральные уроды, говнюки, которых мало просто отправить на больничный, - при этих словах мама сразу успокоилась, так как верила мне. Я снова спросил ребят:
- Что вы им, зубы вынесли?
- Как ты угадал? – спросил Витька с улыбкой, - Сидорчуку я лично, вот этой правой рукой, выбил четыре передних зуба, - при этих словах парень с гордостью показал мне правую руку, со стёсанными костяшками пальцев, которую я тотчас пожал от всей души.
- Да, да, - вмешался снова в разговор Андрей, - а я вынес Вотчину зубы, правда только два! Верхних. И ещё, мы их обоих как следует отпи…или, вы уж простите за грубость, - извинился Андрей перед мамой, - так что они месяцок на больничном побудут!
- Ну, мужики, да вы просто кремни! Таких как вы бы, да побольше! – мы ещё несколько минут разговаривали с этими парнями, после чего пожелали друг другу удачи и распрощались. Пришлось потом объяснять маме, о ком шла сейчас речь и почему я рад оттого, что кто-то лишился зубов и месяц пробудет на больничном. После непродолжительного разговора, мама поняла меня.
Что же до Сидорчука и Вотчина, эти уроды действительно месяц пробыли на больничном. Все офицеры батальона тщательно скрывали обстоятельства, при которых заболели одновременно два почтенных офицера. Что же касается меня, я рассказал про их «болезнь» всем, кому только можно было рассказать, так что тайное в этот раз стало явным очень быстро, сверх быстро ...продолжение следует
Tags: пп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments