luden1 (luden1) wrote,
luden1
luden1

Categories:

Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(55)

Предыдущая часть...
Заступали в кухонный наряд по выходу из караула. Обязательно нужно было очень тщательно пересчитать посуду, проверить всё на чистоту. Так как старьё обожало жрать какие-нибудь супы быстрого приготовления в расположении рот, то практически каждый раз при заступлении в наряд, равно как и при его сдаче, обнаруживались разные пропажи, всегда превращавшиеся в огромный геморрой. Далее по очереди: чистка овощей, сервировка столов, мойка посуды, мытьё столовой, затем снова чистка овощей и т.д. до самой ночи. В роту всегда приходили не раньше полуночи. Вставали часа в три-четыре утра и шли всем коллективом чистить картошку. Уверенные спали, остальные чистили. Помниться, слонов всегда заставляли во время чистки овощей петь песни, причём у меня откуда-то взялся неплохой слух и голос, так что я тянул голосянку каждый раз, не переставая. Правда, репертуар у меня был ограничен и т.к. та музыка, которую я слушал дома, многим не нравилась, пришлось мне выучить наизусть любимые всеми песни: «Демобилизация», Сектора Газа, «Сбивая черным сапогом…», не знаю какой группы, что-то такое десантное, про то, как «…есть в небе работа, синевою наполнять парашюты...», ну и жалобная песня про малого, который почти потерял ноги, девушка написала ему прощальное письмо, «…зарастут твои ноженьки, проживёшь как-нибудь…», а он потом приехал домой с нормальными ногами, ну и т.д. Песни не спасали меня от постоянных избиений. Особенно туго приходилось слонам тогда, когда дежурным по столовой заступал Борщенёв. Он и так-то был порядочным идиотом, а в кухонном наряде почему-то вовсе терял рассудок, постоянно бесился и всех избивал. Правда, вместо табурета, в столовой Вася использовал всего-навсего деревянный лоток из-под хлеба, но намного легче от этого не становилось. Мозги трещали, лотки ломались, Борщенёв бесился. При этом его любимый друг Якубов всегда расхаживал по кухне и ни хрена не делал, равно как и добрая половина кухонного наряда. Что значит для трёх слонов и двух пупов, почистить по-быстрому восемь или десять мешков картошки? Ничего особо нового, самая обычная и привычная безысходная дрянь.
Если дежурным заступал кто-то помимо Васи, было полегче. Например, когда дежурным по столовой назначали Шишкова Мишу, нашего санинструктора, считавшегося убогим, почти всё время, проведённое в наряде, можно было считать удачным. Сейчас объясню, почему именно "почти" всё время. Шишков, или как его часто называли, "Миша-Шиша", он же «друг слонов», отличался непривычными для армии вменяемостью и разумностью. Помниться, по-первости я был очень удивлён, узнав, что его все считают убогим, настолько разумным и по-человечески нормальным был этот малый. Как я позже узнал из разговоров с ним, он в прошлом рожал, как в Завидово, по слоновке, так и на полковой школе в Купавне, где учился на сержанта. Последнее впрочем, никогда не считалось чем-то почётным для вернувшихся с полковой школы обратно в Завидово. Получалось так, что всё второе полугодие, когда солдат становился пузырём, обязанным рожать, Купавновский курсант проводил "где-то там", вдали от своего призыва. Как он там шустрил, или не шустрил, мало кого заботило. Единственное, чем мог такой приехавший из Купавны сержант повысить свой статус, была предрасположенность к безмозглой свирепости, приравнивающейся в армии к умению управлять ротой. Тупого и злобного сержанта чаще всего начинали считать уверенным. Шишков был вроде как и не плохим сержантом, но вот беда: тупым он не был. Не любил он дело не по делу избивать и прокачивать кого-то, хотя само-собой, наказать, прокачать и врезать по башке мог. Но только тогда, когда был недоволен тем, как молодой солдат делает что-либо. Проблемой для Миши становилось то, что слоны очень легко заслуживали его одобрение, достаточно было делать всё быстро и аккуратно! Пожалуй, Шишков был единственным из брусков и старых, который мог...о ужас! Он мог даже подойти к слону и сказать:
- Молодец! Отсосно всё сделал!
Слова одобрения были настолько приятны и непривычны, что просто дух захватывало, но именно они, вкупе с общей разумностью, навлекли на Шишкова множество бед. Такое поведение было расценено многими(в том числе и слонами), как слабость, неумение управлять ротой, хоть такая точка зрения и была абсолютно необоснованной. Из-за этого Миша стал убогим "другом слонов".
В кухонном наряде у нашего санинструктора всегда был полный порядок, всё делалось вовремя, без избиений и прокачек. Обыкновенно, Миша ходил с довольным видом, потому как у него хорошо всё получалось, проверял работу слонов и пузырей, при этом практически никого не наказывая. Сложности начинались при сдаче наряда. Как я уже упоминал выше, из столовой постоянно пропадали ложки-вилки-тарелки. Для любого уверенного это не было особой проблемой, ведь можно было напрячь младшие призывы, чтобы те родили всё недостающее. Для убогого Шишкова пропажа чего-либо каждый раз становилась серьёзной проблемой, так как всё приходилось искать самому и при этом, все кому не лень постоянно его шпыняли и посылали куда подальше. Так что во время сдачи наряда, Миша всегда выходил из себя и начинал гонять всех, как сидоровых коз.
Заступали дежурными по столовой так же и Пестун, Шамлинский, Лаврухин. С ними в наряде так же было довольно непросто, с той лишь разницей, что Пестун сам редко занимался рукоприкладством, за него это делали пузыри.
Придавали определённый колорит кухонным нарядам взаимоотношения с поварами, вернее с поварихами. Сперва они показались обычными, вполне нормальными тётками, по крайней мере, ничего по-армейски дибильного в них невооружённым взглядом не различалось. Но это только сперва так показалось. Многие годы, проведённые поварихами в недрах армейской кухни, превратили их в армейские же машины, в этаких тёть-терминаторш. Эти тёти не испытывали к солдатам ни малейшей жалости, постоянно визжали, как резаные, к солдатам относились, только как к жуликам и прохвостам, которых всегда надо наказать, можно даже для профилактики. Шефом у поварих был некто полковник Скибабов, он же «Скиби» и «Скибибоб», являвшийся заместителем командира батальона по тылу. Он кстати, тоже был с виду неплохим мужиком, этакий пухленький здоровяк, которому только бы и делать, что жарить шашлык, попивать пивко и заниматься воспитанием внуков. Само собой, Скиби при ближайшем рассмотрении оказался совсем другим.
Даже и не знаю, почему эти поварихи всегда так визжали по поводу и без повода, почему Скиби готов был разорвать солдата, если тот вдруг осмеливался, будучи в составе кухонного наряда, пожарить чуть-чуть картошки для себя?.. Это очередное загадочное, поведенческое, армейское, идиотское нечто. Конечно, были среди солдат такие тупизни, которые того и гляди, справят нужду прямо в кастрюлю со щами, потому что лень бежать до туалета. Опять же, дай солдату волю, он вынесет из кладовки всю сгущёнку, яйца, тушенку и прочие вкусняшки. Это понятно. Не понятно, зачем из-за одной сковороды картошки поднимать такую панику, как будто солдат ограбил государство, зачем из каждого шага влево-вправо, составлять тексты докладов и обвинительных приговоров?
продолжение следует
Tags: пп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments