luden1 (luden1) wrote,
luden1
luden1

Category:

Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(48)

Предыдущая часть

Как-то раз, примерно через месяц службы в Завидово, мне пришлось поближе познакомиться с Заливкиным Димой. То есть, я конечно знал этого парня, для меня он был уверенным старым, командиром моего, первого отделения. Мне довелось уже несколько раз подшивать его китель. Мало того, несколько раз Заливкин проводил занятия по строевой подготовке с солдатами своего отделения, в том числе и со мной, о чём я до сих пор не упомянул по простой причине: на фоне ежедневного беспредела, занятия строевой ничем интересным не выделялись.
Так вот, Заливкин решил свести знакомство со мной и с другими слонами. Пребывал этот парень в каком-то странном пожизненном состоянии, то ли отупения, то ли охренения, то ли чего-то такого ещё сумасшедшего. Он был среднего роста, худощав, имел скуластое лицо, нос с горбинкой и ярко выраженный кадык на тощей шее. Улыбался редко, всегда высоко задирал голову, казалось, что он хочет закинуть её себе за спину, но никак не может на это решиться. Одним словом, Дима был самым что ни на есть отъявленным идиотом, или кретином. Я думаю, что в своей оценке этого человека, не проявляю излишней критичности или предвзятости. Он был идиотом взаправду, на самом деле, никому не нравился, даже собственные уверенные собратья всегда посмеивались над ним, мало с ним общались, так что он вечно валялся на шконке в гордом одиночестве, то и дело выкрикивая из своего угла:
- Один!!! - этот вопль обозначал необходимость для первого попавшегося пупа или слона, тотчас явиться к Заливкину и что-то сделать, например принести сигаретину или жвачку. Поразительно ничтожной личностью был Дима Заливкин, примерно по этой самой причине он всё своё свободное время упивался осознанием собственного величия, являя собой поразительный пример нарциссизма, вызванного исключительно самовнушением. Уверенным он был только в силу своей неуёмной жестокости, которая приравнивалась в армии к командирским способностям. Позже я узнал, что Заливкин даже и не рожал то никогда. Собратья по призыву позволили ему расслабиться, сделали уверенным только из-за его полезной для них свирепости, о которой ходили легенды. Так например, пузыри рассказали, что Дима очень любит протыкать молодым солдатам ладони ногтегрызкой. Ногтегрызка, это такие китайские щипцы, для отстригания ногтей. В эти щипцы встроено маленькое лезвие, как у перочинного ножа, а так же открывалка. Пузыри рассказывали про Заливкина, что он обычно предлагает выбрать, чем именно следует протыкать ладонь, лезвием, или открывалкой? Когда предмет выбран, молодой солдат кладёт ладонь на табурет, тыльной стороной вверх, а Дима медленно дырявит её посередине, протыкая насквозь.
Правда, экзекуцию с протыканием ладони остальные старики почему-то сочли слишком жестокой и незадолго до моего появления в роте, запретили к применению, не смотря на явную её пользу и воспитательное значение.
Видимо в тот раз Диме надоело валяться в углу и орать своё "один", поэтому во время вечернего построения перед отбоем, он слез со шконки, подошёл к строю, встал прямо напротив меня, запрокинув как всегда свою башку назад, и принялся меня разглядывать. Я молча смотрел ему в глаза, не зная, как реагировать на такое пристальное внимание со стороны своего уверенного командира, а он просто молча смотрел на меня не меньше минуты. Реально не меньше минуты, по истечении которой на его божественное лицо наползла вдруг странная ухмылка и он задал вопрос:
- Знаешь воин, кто я?
- Дима Заливкин, - ответил я.
- Молодец, - сказал Дима и поразмыслив ещё несколько секунд, продолжил разговор:
- Хорошо, но ты ведь знаешь, кто я для тебя? - конечно же я знал, что Заливкин - командир моего отделения, но в тот момент я не сразу понял, куда он клонит, поэтому ответил:
- Для меня ты уверенный старый, - ответ мой понравился Диме, он расплылся в довольной улыбке, похохотал и сказал:
- Ну, ты молодец, знаешь. А знаешь ли ты, что я командир твоего отделения?
- Да, Дим, я это знаю.
- Ну, ты просто совсем молодец, всё знаешь, но знаешь ли ты, что это значит? - спросил Заливкин и сам тут же ответил на свой вопрос:
- Это значит, что я отвечаю за тебя, Саша, так что если ты по службе будешь тупить, то я буду в ответе за твою тупость. И если мне за тебя достанется, это будет очень плохо, совсем плохо, - я как мог успокоил своего командира. Тогда он начал спрашивать, что я делал на гражданке? Узнав о моём медицинском образовании, Заливкин пристал ко мне, как банный лист, задавая непристойные вопросы о взаимоотношениях с медсёстрами. Я смотрел на командира и думал о том, как много всего я делал на гражданке: как жил, учился, ходил в походы, читал книги, да мало ли!.. Но разве обо всём этом разумно было рассказывать такому интеллектуалу, как Заливкин? Конечно, это было бы неразумно, именно поэтому я объявил себя для всех, не только для уверенного Димы, этаким фанатичным медиком. Когда Диме надоело со мной разговаривать, он принялся за Носикова.
С Носиковым Заливкин знакомился, явно желая позабавиться. Ну как же, такой смешной Носиков и такой прекрасный, величественный, такой совершенный Дима Заливкин! Носиков очень смутился от наглых вопросов и что-то вяло лепетал.
- Что же ты, Коленька, будешь тупить, или нет? – вкрадчиво спрашивал Дима.
- Нет, не буду, - отвечал Носиков.
- Не-ет? Не будешь? Ну, я надеюсь на тебя, Коля. На твой ум! – во время всех своих острот Заливкин погано ухмылялся.
- Ну, а чем же ты, Коля, занимался на гражданке? – спросил Дима.
- Автозвуком занимался, в техникуме учился, - ответил Коля, после чего Заливкин ещё долго и нудно высмеивал занятие автозвуком, вместе с учёбой в техникуме, равно как и самого Колю:
- Автозвуком? Что же это ещё за автозвук такой?
- Ну это музыка в машинах… - в ответ на это следовало много насмешек, дурацких вопросов. Вдоволь насмеявшись, Заливкин рассказал всем, как жил на гражданке он, чем занимался. Из рассказа Димы следовало, что и нам всем надо жить именно так и никак иначе:
- Да-а, Коля, ты молодец конечно… А я вот на гражданке бухал, курил траву, с бабами зажигал, ты представляешь? А ты, Коля, курил когда-нибудь траву?
- Да, пробовал раза два или три, - видно было, что Носиков зачем-то врёт.
- Два или три? Как это так? Точно что-ли не помнишь? – ну и всё такое в этом духе. Заливкин долго ещё пытал Колю, а так же задавал вопросы мне. Ему было интересно всё. Была ли у Носикова девушка? Была. Прекрасно, это очень смешно. Была ли девушка у меня? Я заявил, что на гражданке интересовался только одной медициной и постоянных отношений с противоположным полом не заводил. Такое заявление было ошибочным, потому что Дима тут же начал расспрашивать меня о моих непостоянных отношениях с девушками. В его глазах я был страшным распутником, он требовал, чтобы я описывал весь процесс непостоянных отношений с девушками в мельчайших подробностях. Помнится, я сильно растерялся и мудрый Заливкин придумал неплохой метод вызывания меня на откровения: он заставил всех слонов отжиматься до тех пор, пока я не расскажу всю правду. Слоны приняли упор лёжа и мне пришлось просто-напросто сочинять истории, достойные самых горячих порнофильмов. Заливкин сразу помиловал слонов и слушал мои истории до самого отбоя, он даже не стал знакомиться с остальными слонами, так ему понравились мои сказки. Странно, что он за всё время моих рассказов так ни разу и не вывалил язык. Само собой, рассказывать подобную хрень мне было неприятно, но иначе Дима сразу заставлял слонов отжиматься, так что мне приходилось проявлять красноречие ...продолжение следует
Tags: пп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments