luden1 (luden1) wrote,
luden1
luden1

Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(47)

Предыдущая часть
Когда я вернулся в роту, там все уже закончили собирать бельё и наводить порядок, чему я был несказанно рад. Судя по угрюмым рожам моих собратьев, было понятно: досталось им только что очень крепко.
Но вот наконец, роту построили и мы направились в баню. Прошло около месяца с момента моего приезда в Завидово и до сих пор мылись слоны прямо в расположении роты, в умывальнике. Краны в умывальниках были устроены так, что их можно было повернуть носиком вверх и включив воду, как следует помыться. Вода при этом стекала прямо на кафельный пол, который был с заметным уклоном и в самой нижней точке имел сливную дыру, в которую вышеупомянтая вода и уходила. Уж не знаю, по какой такой причине в первые недели слонов не водили в баню, но когда нас туда всё же отвели, всем это очень понравилось. Баня была самой что ни на есть настоящей, достаточно цивильной, по армейским стандартам, чистой и вообще классной, с электрическими тенами вместо привычной печи. В помещении бани располагались душевая, парилка и раздевалка.
Старьё расслабило нас и разрешило посетить парилку. Как раз в это самое время там качались пузыри. Дегтярёв, красный как рак, с совершено осоловелой рожей, отжимался прямо на верхней полке в парилке, Сальников, Зурабов, Мордунов и другие, приседали прямо около раскалённых тенов. Уверенные старики, хорошо знакомые мне Пестун, Быков и малознаконые Ерасов Дима, являвшийя каптёром, Дима Заливкин бывший для меня командиром отделения, но до сих пор не соизволивший познакомиться со мной, а так же некто Сергей Атронюк из третьего взвода, спокойно наблюдали за экзекуцией.
- Давайте, давайте, пупочки, побыстрее приседайте, чтобы вся дурь из вас вышла вместе с потом! - приговаривал Пестун, - а вы, слоны, смотрите и запоминайте. Если решили жить уверенно, значит надо жить уверенно, до конца и не тупить. А если тупить - тогда тупость надо выгонять, да, Дегтярёв?
- Да! - громко прохрипел Дёготь с верхней полки.
- Вот так, - продолжил разговор Пестун, - любой из них и любой из вас в любой момент может сказать: "я зае...ался, не хочу больше напрягаться, не хочу впухать вместе с братьями". Такого человека все сразу оставят в покое, никто слова не скажет. Но вот эти ребята решили жить уверенно, а это непросто. Зато в старости будет жить кайфово, да и по бруску, сами видите, можно будет расслабляться вовсю.
Мы вдоволь насмотрелись на прокачку пузырей, после чего старьё отправило нас в душ мыться. Туда же, в душ, явился, можно сказать приплыл старшина роты, прапорщик Нахимов. Приплыл, потому что он был похож на огромного, жирного кита, казалось, его отвратительная туша не идёт на уродливых ногах, а плывёт по воздуху. Как сказал бы автор "Повести о Ходже Насреддине", Леонид Соловьёв: " нагота его была ужасна". Сольвьёв писал про другого человека, описывал другую ситуацию, но эти слова в данном случае подходят очень хорошо.
Нахимов оглядывал собравшихся наглыми, заплывшими жиром глазами, заставлял пузырей тереть ему мочалкой спину и всё время погано ухмылялся своими сальными губами. Налюбовавшись жирным безобразием, я поспешил убраться из душевой в раздевалку.
По приходу из бани, слоны продолжили наведение порядка. Кровати, постельное бельё с которых было давно снято, надо было вынести на взлётку, затем тщательно подмести расположение роты и вымыть пол при помощи мыльной пены. Это дибильное наведение порядка было просто ужасным, всё делалось под непрерывные крики пузырей, исключительно бегом, сопровождалось постоянным избиением и прокачкой слонов. Головы наши трещали от ударов и перенапряжения. Особенно усердствовал в издевательствах Бомба, хотя Дёготь от него почти не отставал. Мордунов вечно подходил сзади и бил слонов по почкам, либо долбил табуретом по башке, при этом он гнусно ухмылялся и смотрел на наказуемого своими мутными, полуприщуренными глазами. Меня Федя терпеть не мог, я его тоже ненавидел, поэтому мне постоянно от него доставалось по полной программе.
В тот день судьба была ко мне благосклонна и предоставила мне возможность в очередной раз откосить от общей несчастливой участи, а так же получше познакомиться с пузырём, Сальниковым Сашей. Он отмывал стены от грязи и выбрал меня помощником. Отмывание стен показалось мне самым лучшим занятием в мире, после БХДшного безумия, творящегося в расположении роты, плюс к этому напарник мне достался отличный. Саша работал наравне со мной, не заставлял отжиматься, биться башкой об стены и т.д. Как я уже писал, это был откровенный добряк, на сто пятьдесят процентов. Он дал мне необходимые наставления:
- Так, Воробей, Саша, надо всё сделать быстро, хорошо и чётко, ты понял? - я сказал что понял.
- Вот и хорошо, что понял, тогда давай, работай тряпкой очень-очень быстро иначе я надаю тебе на орехи, - Саша ни разу не попытался реализовать свои угрозы, всё время рассказывал разные истории, вдвоём с ним дело двигалось быстро и аккуратно, без нервотрёпки и истерик. В самый разгар нашей с Сальниковым работы, откуда то нарисовался Зурабов:
- Воробей! Ты медленно работаешь! Ускорься! - я попытался ускорится, в ответ на что тотчас же получил от Зурабова по башке.
- Воробей! Какой же ты убоган, как же ты мне не нравишься! - Женька просто не мог простить мне того злаполучного случая с Дегтярёвым, - упади с тыла и отжимайся! - тут вдруг молчавший до сих пор Сальников вмешался в наше дружеское общение:
- Женёк, дружище, ты чего пристал к Воробью?
- Он меня бесит просто, убоганище! Он мне совсем не нравится!
- Не нравится? Знаешь, Женя, всем нравиться невозможно. Зря ты вообще попусту лезешь к нему. Ты видишь, мы с Воробьём сейчас работаем, мы заняты и пока у нас всё хорошо и быстро получается? Так вот, шёл бы ты, занимался чем-нибудь другим, а мы будем дальше работать, - Сальников говорил вежливо, так чтобы Зурабов не обиделся, но вполне доходчиво, однозначно и настойчиво. К тому же, Саша был более уверенным пузырём, так что Женя не стал спорить и куда-то свалил. Я же заметил для себя, что Сальников - очень хороший парень, с головой на плечах. По такому сценарию прошёл первый для меня БХД, в принципе, мало отличавшийся от других.
По прошествии примерно месяца, жизнь в роте разделила слонов по взводам. Общались друг с другом только те, кто рожал. Участь последних была хреновой, жить им становилось всё хуже и хуже, потому что просили с них всё больше и больше. Они держались несколько свысока с остальными, но до откровенного "возвышения" дело не доходило. Участь всех остальных, не рожавших слонов, была ещё более хреновой, так как пузыри их ненавидели. «Их», это значит и меня тоже. У не рожающих, убогих слонов, просто не было времени и возможностей для разговоров. Поэтому очень скоро мой круг общения ограничился уверенными Шевченко, Бирюковым и убогими Артёминым Никитой, Дьяковым Сашей и конечно же - Носиковым. С последним мы спали на соседних шконках, так что общались постоянно. Надо отдать должное истине: Коля был далеко не самым глупым парнем, просто он был труслив и малодушен, мне было с ним интереснее, чем например с Шевченко, но хуже чем с моими товарищами по Купавне, по которым я сильно скучал... продолжение следует
Tags: пп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments