?

Log in

No account? Create an account
Раздавленные кремлёвской стеной(президентский полк)(76)
luden1
Предыдущая часть

Немного помог Глухов Антон: он занял у земляка, приехавшего из кремля на выезд, тысячу рублей. Кремлёвцы постоянно выезжали в Купавну, военный лагерь был учебным центром полка. Роты заселялись в учебку на две недели, как правило, так что Антон пообещал товарищу вернуть долг в течении этого срока. Отдавать деньги мы ему запретили и это было настоящей подлостью: когда пришла пора отдавать бабло, мы прятали Антона в каптёрке, объясняя его земляку, что даже и не знаем, куда тот подевался? Бегает где-то.
Тут необходимо сделать ремарку. Я только что рассказал про очень мерзкий, осознанно совершённый мной поступок. Мерзавцы всегда как-то оправдывают свои низости. В описываемом случае, я говорил себе: обманывая других, я ограждаю родственников и товарищей от изнурительных денежных трат. Своя рубашка к телу ближе, каждый сам за себя. Время - выживать. Я совершенно не знал обманутого столь подлым образом парня. Может быть, это был приличный человек, причём, вероятнее всего так оно и было, ведь Глухов взял тысячу в долг просто так, без процентов. Что тут скажешь? Я называл себя мерзавцем тогда, ведь самое любимое занятие мерзавцев - называть себя мерзавцами. "Я мерзавец", - говорит мерзавец, веря, что самообличением он снимает грех с души. И остаётся мерзавцем. Алкоголик причитает: "я урод, сволочь, могила меня исправит". И продолжает пить. Многие принимают всерьёз такие раскаяния, думая, что пустые слова несут в себе благородный смысл. Я считаю эмоциональную самокритику, особенно у всех на виду, характерным признаком трусов и мелких подлецов, запрятавших гордость и самолюбие подальше вглубь души, просто потому, что так удобнее. Как говорится, назвался груздём - полезай в кузов, назвался подлецом - примите меня таким, какой я есть, не ждите от меня подвигов, благородства, великодушия. Я ведь мерзавец и ненавижу себя за это (слёзы раскаяния, занавес, аплодисменты).
Носиков обещал, что скоро ему пришлют деньги и, хотя сумма вряд ли будет большой, но уж точно не лишней и покроет значительную часть долга. Я ему охотно поверил, так как немного симпатизировал, по старой памяти. Филонов бесился, но тут уж бесись, не бесись - если денег нет, то и говорить не о чем. Разве что продать кому-нибудь самого Носикова, да только кому он сдался? К тому же, Коля уверял, что деньги будут, значит оставалось только ждать. Read more...Collapse )
Tags: